Please reload

НЕДАВНИЕ НОВОСТИ

"Моя жизнь - это череда случайных совпадений"

15 апреля свой день рождения отметила Софья Адольфовна Лифшиц, врач-педиатр, почётный работник детской больницы, председатель совета наставников. В этот день она услышала немало поздравлений в свой адрес: ей звонили из Германии и Израиля, из Санкт-Петербурга и Москвы, заходили лично с цветами и добрыми пожеланиями здоровья. Софья Адольфовна уже давно оставила профессию, но пациенты её помнят и любят. 

К пожеланиям имениннице присоединился и давний друг Софьи Адольфовны — главный врач НКМЦ Алексей Медведев и руководитель Департамента здравоохранения области Александр Лялюхин. 

 

 

Когда гости разошлись, а телефон ненадолго стих от звонков, Софья Адольфовна успела рассказать немного о себе, о своей жизни и о череде совпадений, которые случились на её пути.

Маленькая Софья родилась в семье интеллигентов: учителя и врача. Её мама работала заведующей передвижным диспансером, который ездил по всем уголкам Орловщины. Софья, будучи 12 месяцев от роду, ездила в такие "командировки" вместе с ней. В четыре года девочка перекочевала в учебный класс к папе-преподавателю. 

 

— В четыре года папа взял меня в школу, первый класс я просидела под партой, потому что парта мне была совсем не по росту — маленькая я была, смеётся Софья Адольфовна. — Поэтому мама категорически запретила переводить меня в следующий класс, сказала, чтоб сначала до парты доросла. Поэтому в пять лет я уже пошла в школу на парте, а не под ней. В 41 году я окончила восьмой класс, и совершенно неожиданно пришла война.

 

Военные воспоминания у Софьи Адольфовны самые яркие и страшные. Ей тогда было всего 13 лет, младшему брату 10. Папа ушёл на фронт, у мамы прибавилось работы по медицинской части: она отвечала за снабжение всех госпиталей.

 

— Окна в доме, где мы жили (на улице Советской), были выбиты взры­вами в первый же день войны, — вспоминает Софья Адольфовна. — Бомбоубежища у нас не было, спасаться во время бомбёжек нужно было в подвалах. Но в подвале мы сидеть не могли: они так пропахли прелой картошкой, что находиться там было невозможно. Тогда мы с братом «охотились» на зажигательные бом­бы на крышах домов. Всё это время мама думала о том, как нас эвакуировать из города. И случай подвернулся. 28 августа 41 года нас вывезли вместе с ребятами из санатория для больных эпилепсией. В этот день, я помню, была ужасная гроза и бомбёжка. И мы ехали в товарном вагоне под ливнем, грозой и градом снарядов. 

 

С этого дня Софья и её брат Аркадий начали обживаться на новом месте — в селе Синодское Пензенской области. Позже в эвакуацию переехала и мама. В Пензенской области Софья окончила школу с аттестатом отличия и в 43 году поступила в институт им. Н.Э. Баумана. Но задержалась она там недолго. Москва даже в 1943 году оставалась фактически на осадном положении — внесла свои коррективы в профессиональные планы девушки: из-за голода она едва-едва дотянула до окончания первого курса. Правда, виновата в этом во многом сама: потеряла продовольственные карточки вместе с документами. И если студенческий билет нашли и верну­ли, то право на пайку — нет. Для восстановления сил Софья вернулась в Пензенскую область. Там на летних каникулах подруга заманила её съездить в Саратов (та хотела поступить в институт и звала с собой Софью, как человека в этих делах разумеющего). В Саратове вектор жизни Софьи Адольфовны резко переменился.

— Прогуливаясь по университетскому парку, я забрела в пенаты педиатрического факультета. И я поняла, что хочу здесь учиться. Я всегда детей любила, да и стать хотела врачом, но мама всегда этому противилась. Здесь, в университетском парке, произошла встреча, которая перевернула мою жизнь. Я столкнулась ненароком с деканом факультета. После недолгой беседы она сделала всё возможное для зачисления меня в ряды студентов-медиков: на основании одной лишь «зачётки» да телефонного звонка директору школы, которую я год назад окончила.

 

Пять лет института пролетели быстро, и, когда Софья Адольфовна получила на руки листок с направлением на работу в Орловскую область, это было настоящей неожиданностью. В Орёл она приехала по распределению в детскую городскую больницу. Тогда это было небольшое двухэтажное здание, где одна комнатка выполняла роль и зала собраний, и кабинета для дежурств, и места для главного врача. Работа тогда начиналась рано утром и заканчивалась поздно вечером.

Врачи-педиатры дежурили на участках, вели приём в поликлинике и посещали детей на дому. Эти годы дали колоссальный практический опыт, познакомили с большим количеством авторитетов педиатрии, открыли немало детских сердечек. Маленькие пациенты просто обожали своего доктора и по детской наивности не один раз признавались своим родителям, что во взрослой жизни хотели бы быть «Лифшицем», искренне полагая, что это слово и означает принадлежность к белому халату, фонендоскопу, ласковым рукам, весёлым, лучистым глазам и той волшебной профессии, которую представляет такая красивая и добрая женщина.

Когда в Орле открылось детское кардиоревматологическое отделение, Софья Адольфовна его возглавила. Одновременно она являлась главным внештатным педиатром города. В августе 1974 года доктор Лифшиц была назначена главным педиатром облздравотдела, где проработала 11 лет – по июнь 1985 года. Софья Адольфовна успевала всё: поездки в районы, обходы, консультации диагностически сложных больных. К ней шли за помощью в решении вопросов организации лечения родных. Она опекала своих возрастных коллег, приходила на помощь молодым специалистам.

 

С её именем связаны многие инновации в сфере охраны здоровья детей. Среди них открытие на базе детской больницы первого неонатологического отделения, организация таких специализированных служб, как урологическая, гематологическая, эндокринологическая, развитие движения наставничества. Даже после ухода из облздравотдела на заслуженный отдых, Софье Адольфовне не удалось покинуть профессию.

 

— Сначала я сидела дома, нянчилась с внуком. Но тут он подрос, и его родители забрали к себе. И, я помню, говорю мужу: "Теперь-то я отдохну", и после этих слов раздаётся телефонный звонок. Это была Зинаида Иосифовна Круглая. Она мне говорит: "Софочка, выходи на работу, у нас здесь рук не хватает". Муж, помню, очень ругался. Но работать все же отпустил. 

В детской больнице Софья Адольфовна проработала до 2000 года. Но свою профессию она не забывает. И сейчас с ней держат тесную связь её коллеги по здравоохранению, а друзья приводят внуков и правнуков для консультаций. Свободное время Софья Адольфовна много времени уделяет чтению, благо, домашняя библиотека всегда пополняется актуальными новинками. Читает она и много медицинской литературы, чтобы быть в курсе последних событий. О них, кстати, ей рассказывает внучка Маша. Как и бабушка, она тоже решила стать врачом.

 

Please reload

Please reload

Архив